Российский поэт представил перевод вьетнамской классики поэмы «Киеу»

Truyen-Kieu-Popov

В столице Вьетнама городе Ханое в начале ноября состоялась презентация поэмы «Киеу» классика вьетнамской литературы Нгуен Зу в переводе поэта Василия Попова.

Данный перевод — коллективный труд вьетнамских и российских переводчиков и исследователей, специалистов по вьетнамской и русской литературе, многие годы активно и плодотворно работающих на ниве обмена и распространения достижений русской и вьетнамской культур в наших странах.

Работа над переводом длилась с 2014 по 2015 год и была приурочена к юбилею Нгуен Зу. Молодой, но уже получивший широкое признание российский поэт Василий Попов сумел художественно ярко и точно передать на русском языке все богатство этого шедевра вьетнамской литературы. Судя по оценкам экспертов, Василию удалось передать тот неповторимый дух вьетнамской культуры и рассказать о ней доступным русским языком.

В 2015 году Нгуен Зу исполнилось 250 лет! В России его еще называют вьетнамским Пушкиным, но надо сказать, что до сих пор не было сделано ни одного полного перевода великой вьетнамской поэмы «Киеу», а вьетнамцы ждали его уже более полувека. Попытки перевести поэму в советское время были, но по не известным причинам они не были доведены до конца.

Нгуен Зу родился в 1765 году в семье знатного вельможи, достигшего высших почестей при дворе Чиней. В годы правления Тэйшонов молодой поэт, воспитанный на заповедях конфуцианской этики, отказался от сотрудничества с ними, скитался по стране и долгие годы прожил в деревне предков Тиендиен, познав нужду и лишения. После восшествия на престол Зиа Лонга в 1802 году Нгуен Зу поступил на службу и дослужился до высоких чинов. Потрясения минувшего века, однако, оставили в его душе незаживающие раны, он тяготился государственной службой, был чужим среди корыстолюбивых и угодливых царедворцев. В 1813—1814 годах Нгуен Зу во главе посольства ездил в Пекин, ко двору маньчжурских правителей Китая. Впечатления от этой поездки поэт зафиксировал в замечательном по остроте наблюдений цикле стихотворений. Еще при жизни признанный великим поэтом, Нгуен Зу по свидетельству современников, умер в 1820 году в состоянии глубокой печали и духовной удрученности.

Главное творение Нгуен Зу и вершина вьетнамской классики — поэма «Киеу», созданная в последние годы жизни поэта. Эта поэма в 3254 стихах повествует о трагической истории женщины изумительной красоты и высоких дарований, любившей и любимой, но которая была вынуждена пройти через два «зеленых терема» (публичных дома), через множество грязных рук. Женщина хочет вырваться из унизительного состояния, однако внешние обстоятельства всегда оказываются сильнее ее и толкают к новому и новому позору. С великим состраданием и психологической проникновенностью описывая злоключения героини по имени Киеу, поэт попутно рисует портреты тех, кто делает Киеу несчастной, кто унижает и втаптывает ее в грязь. Это и мандарин — лихоимец, ввергающий ни в чем не повинную семью в беду, и бесчестные жуиры, стремящиеся извлечь выгоды из трудного положения, в которое попала красивая и талантливая девушка, и содержательницы «зеленых теремов», пекущиеся только о наживе, и придворный сановник и военачальник, не брезгующий вероломством ради победы над врагом — целая галерея социальных типов, отличающихся жизненной достоверностью.

Книга вышла в издательстве «Общественные науки», г. Ханой при участии Академии общественных наук Вьетнама и спонсорской поддержки Хоанг Ван Виня.

Фрагмент (начало) поэмы «Киеу» (Стенания истерзанной души):

1−14. Судьба с талантом в жизни человека

Давно ведёт жестокую борьбу.

Кто скажет вам, что время лучший лекарь,

Тот ничего не знает про судьбу.

Коснись тутовника своей рукою — Он плод тебе опустит не спеша,

А вскоре станет пустошью морскою…

О как болит от этого душа!

Немудрено: одно дано в избытке,

Другое — в недостатке расцветёт.

К тому же Небо девушек на пытки,

Всегда вперёд из ревности ведёт.

И вот сижу за тусклою лампадой,

В пыли листаю древний фолиант.

Тяжёлая судьба легла наградой

За яркий и божественный талант.

История любви давно минувшей,

История порядочной любви…

За сотни лет не стали люди лучше,

И руки наши всё ещё в крови.

Рассказывают строки: было время,

Когда во всех концах большой страны

Был прочный мир, и рисовое семя

Сажали все с весны и до весны.

Царили дни правления Жа Тиня1,

Династия господствовала Мин.

Но, к сожалению, не это имя

Звучит теперь в названиях долин.

Чиновник жил тогда весьма богатый,

Он славен был и дожил до седин.

Росли потомки в доме бюрократа —

Две дочери-красавицы и сын.


Читайте последние новости на сегодня, 24 января, и аналитические материалы Свободной Прессы в социальных сетях: FacebookTwitterВКонтактеОдноклассникиGoogle+Живой Журнал и Мир тесен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *